Кодирование от алкоголизма в Прокопьевске

+7-923-601-68-74
Напишите или позвоните
Close
Телефонный звонок и ча
Нажмите Phone, и активируется голосовой вызов. Нажмите WhatsApp, и запустится переписка.
WhatsApp
Phone
Если вы пользуетесь ноутбуком или стационарным компьютером, набор номера +7-923-601-68-74 осуществляйте вручную
Ищите помощь в Прокопьевске?
Получите услугу дома!
Теперь не нужно ехать ни в Новокузнецк, ни в Кемерово.

Закажите вызов специалиста на дом.
Предлагаю метод, который поможет вам вспомнить, как радоваться жизни без алкоголя . Эту радость не отнимет никто
Здравствуйте, прокопчане.

Мое имя Казыев Олег Лиронович.
В 2008 году я начал помогать людям, страдающим пьянством и алкоголизмом. Тогда меня пригласили на работу в качестве врача-нарколога в Кемеровский областной клинический наркологический диспансер после первого года ординатуры.

Начинал работать по методу, который и сейчас применяют на каждом углу - инъекция в вену. Вскоре стало понятно, что у этого простого и очень быстрого метода есть существенные недостатки. Не буду приводить всех, чтобы совсем не дискредитировать эту методику, потому что для части зависимых антиалкогольный укол - единственный шанс на спасение на каком-то этапе жизни.

Приведу только один очень распространенный недостаток: в большинстве случаев лица, закодированные таким экспресс-методом, возобновляют прием спиртного вскоре или сразу после окончания срока кодирования.

Такой результат меня не устроил, так как любой срыв с очень высокой вероятностью может закончиться трагедией.

Чтобы эффективнее помогать людям, я освоил психологический метод кодирования без применения каких-либо препаратов и медицинских манипуляций.
По этому методу я работаю с 2012 года. Результаты отличные. Для части моих клиентов кодирование стало поворотным пунктом в жизни. Стаж трезвости у них уже превысил 9 лет.

Потенциальные клиенты, звоня мне на телефон, задают одни и те же вопросы. Поэтому публикую ответы на типичные вопросы.



1. Какая у вас статистика? Какова эффективность метода?

На сайтах наркологических клиник и реабилитационных центров часто можно увидеть такие заявления: "эффективность нашего лечения 98%" или "96% пациентов бросают пить", или "даем 100% гарантию".

Эти цифры действуют магически. Но стоит разобраться, что за ними стоит.

Не совсем ясно, что считать эффективностью. Люди очень по-разному оценивают, что оказалось эффективным, а что нет. Когда я расспрашиваю своих клиентов об их опыте борьбы с алкоголизмом, мне рассказывают самые разные истории своей жизни. Например, один человек сообщает: «Я уже кодировался, но мне это не помогло». Я уточняю: «Что, совсем не помогло?» Ответ: «Ну, около года не пил, а потом снова забухал».

Другой клиент говорит, что кодирование – это какое-то чудо, не пил 1,5 месяца после процедуры, а самостоятельно, применяя силу воли, не мог выдержать без алкоголя и трех дней.

Получается, для одного год трезвости – «не помогло», а для другого 1,5 месяца жизни без спиртного – «чудо!».

Кто-то предлагает такой метод оценки эффективности кодирования: если выдержал срок, значит, эффективно, если нет – не эффективно. Но сроки люди выбирают любые, кто-то кодируется на год, кто-то на 3 года, реже на 5 лет, кто-то даже на 10 лет. Пример: человек закодировался на 10 лет, но через 7 лет у него скоропостижно умерла жена, и он сразу запил, не выдержав срок; тогда получается, согласно этому критерию, кодирование оказалось не эффективным. Другой кодировался на 1 год и не пил ровно год, а на 366-й день ушел в запой. Трезво он жил в 7 раз меньше, чем первый, но кодировка будет считаться эффективной. Получается, что этот критерий эффективности кодирования от алкоголизма (выдержал срок/не выдержал срок) не совсем логичный.

Трудность статистической оценки эффективности не только в определении критерия, что собственно считать эффективным, а что нет. Большую проблему представляет сбор объективных сведений о том, как человек живет после проведенной процедуры. Например, можно звонить человеку с определенной периодичностью и спрашивать: «Вы там не запили еще?» Такой способ сбора статистической информации приведет к тому, что запьет даже тот, кто и не собирался. Чтобы не влиять на ход эксперимента, нужно установить тайное наблюдение за подопытным. А это сделать весьма сложно.

Поэтому я рекомендую скептически относиться к публикуемой статистике. Есть ложь, есть гнусная ложь, а есть... статистика.

Я ее не веду.

Об эффективности применяемой мной методики кодирования от алкоголизма можно судить только по косвенным данным. Например, по таким: значительная часть клиентов обращается по рекомендации. Особенно хорошо это заметно, если изучить, откуда ко мне приезжают люди.
За мою многолетнюю практику выявлены статистически значимые аномалии географического распределения. Примеры таких аномалий:
1) относительно много людей приезжает из сел Ижморского района, и особенно много из села Колыон, хотя население этого района и этого села малочисленно.
2) много обращающихся из нескольких сел Промышленновского района.

Это явление странное.
Почему за год из какого-то крайне удаленного и малонаселенного села Ижморского района Кемеровской области обращается столько же людей, сколько из густонаселенного Ленинска-Кузнецкого?

Можно, конечно, предположить, что в этих селах процент алкоголиков среди населения в десятки раз выше, чем в других населенных пунктах Кузбасса, поэтому и обращаются за помощью они значительно чаще. Но поверить в такое сложно.

Скорее всего, статистическая аномалия объясняется тем, что люди решают обратиться за помощью потому, что наблюдают стойкий результат кодирования (многолетнюю трезвость) у своих односельчан, которые в прошлом пользовались моими услугами. В таких маленьких поселениях все друг друга знают, работают на одном единственном предприятии на всю округу (колхозе или лесопилке), скрыться от соседей там трудно. Если кто-то опять запил, об этом моментально узнает вся деревня.

В городах же люди живут гораздо более обособленно. Часто так бывает, что соседи по лестничной клетке не знают даже имен друг друга и при встрече в подъезде не здороваются. А если даже и здороваются несколько раз в год, на этом общение заканчивается. У городских жителей есть больше возможностей закодироваться "втихую", чтобы никто не знал.

Вот объяснение географической статистической аномалии распределения - в деревнях гораздо активнее работает "сарафанное радио". И его активная работа говорит об очень хороших результатах моей деятельности в течение последних 9 лет.



2. Какие вы даете гарантии?

Я не могу гарантировать, что доживу до утра. А гарантировать, что другой человек (не я!) будет вести себя хорошо, да еще в течение скольких-то лет, было бы ложью. В заблуждение я своих клиентов и их родственников не ввожу и никаких гарантий никогда не давал, не даю и давать не буду.

Если кто-то дает гарантию избавления от наркомании, опухоли мозга, псориаза, ДЦП и т.д. знайте - либо этот человек хочет привлечь к себе как можно больше людей, обещая то, что обещать нельзя, либо он не в себе, действительно считает себя великим целителем, которому подвластно все.

Добавлю еще несколько рассуждений о гарантиях трезвости.
Гарантию дают на чайники и телевизоры. А человек - это не телевизор, не машина, а живое одухотворенное существо со свободой выбора: человек волен решать, куда идти сейчас, налево или направо, спускаться вниз или подыматься в гору. И никто не может отнять у человека этот дар свободы. НИКТО.
Когда родственники алкогользависимого требуют гарантий, они тем самым говорят: "Сделайте из него трезвого зомби (робота)", то есть лишите его свободы воли, сделайте так, чтобы он не смог выпить. Так вот роботов из людей я не делаю и в трезвых зомби никого не превращаю.

Когда сами алкозависимые требуют гарантий эффективности, это свидетельствует о попытке ухода от ответственности за свое поведение. А такая жизненная позиция очень мешает освобождению от пьянства. Свободу человек обретает только тогда, когда перестаёт искать виноватого в своих бедах и берет ответственность за свою жизнь на себя. Если же человек обвиняет в своем пьянстве друзей, которые постоянно соблазняют на выпивку; родителей, ведь они неправильно воспитывали и передали плохие гены; врачей, которые "не умеют лечить" алкоголизм, "занимаются шарлатанством"; государство, которое "довело население" до депрессии и алкоголизма, он не бросит пить. Будет себя жалеть и оправдывать, а всех вокруг обвинять в том, что он пьет. Это гибельный путь. От него следует отказаться.


3. Сколько надо не пить перед кодировкой?

Обычно достаточно 3-х дней трезвости, и можно кодироваться. Но иногда требуется и 5-10 дней воздержания от алкоголя. Главное, чтобы самочувствие позволяло провести сеанс. Если человека из-за абстинентного синдрома сильно трясет, постоянно рвет, то провести психологическую работу, коим является кодирование, трудно.



4. Нужно ли согласие на кодирование от алкогольной зависимости?

Однозначно должен работать принцип согласия и добровольности. Скажу больше: прогноз лучше не когда ваш близкий дает согласие закодироваться в ответ на ваше (настойчивое) предложение, а когда инициатива исходит от него самого, когда он сам чувствует, что устал, нуждается в помощи.



5. Как долго длится процедура?

Всегда по-разному, время работы зависит от очень многих обстоятельств, но обычно - 3-4 часа.



6. Есть ли возрастные ограничения? Все ли могут воспользоваться услугой кодирования или есть какие-то болезни, с которыми нельзя кодироваться по вашему методу?

Помощь оказывается людям старше 18 лет. Верхней возрастной границы нет. Главное, чтобы не было старческого слабоумия. Хронические соматические болезни не являются препятствием для проведения кодирования.



Кодирование от алкоголизма проводится в Прокопьевске, Киселевске и всех городах Кузбасса.

Заказывайте бесплатный выезд в свой город. Я приеду к вам.Помощь вы также можете получить, посетив Кемерово. Адрес офиса - проспект Кузнецкий, 17 - 305
Телефон для заказа выезда и записи на прием
+7-923-601-68-74

Ожидаемый результат

Если вы заинтересовались моим предложением, то можете подробнее ознакомиться с ним на других страницах этого сайта.
Для консультации звоните по номеру